ниже и левее дубль

Не стреляй!

Вчера ходил в Челябинский театр драмы на спектакль Марины Глуховской «Прекрасное Далёко» по пьесе Данилы Привалова. Как говорят, то был последний показ этой работы. Спектакль решили снять с репертуара.


В начале сезона, когда я брал интервью у руководителей челябинских театров об их планах / делах в целом, то встретился и с Еленой Петровой, директором Челдрамы. Разговор был большой и честный. О «Далёке» она тогда уверенно сказала: «Мы его не списываем. Мы его будем играть дальше. Его надо отрепетировать: есть вынужденная замена из числа артистов Театра современного танца, да и по объективным причинам не играли его давно. Он из той категории, что раз в два месяца может собрать если не полный зал, то партер. Он собирает свою публику, и эта публика имеет на него право».
Прошло полгода – спектакль снимают. Я поговорил на эту тему с артистами, с административными сотрудниками и с директором театра. Спрашивал: «Почему? Какая официальная причина?» Мне это просто интересно, как и все в театре.

И вот о чем мне отвечали (все):

- в театре негде хранить декорации, а тут такая большая декорация (к слову, роскошное и точное оформление, как и вообще вся работа очень крутого художника Юрия Наместникова; таким декорациям надо бы радоваться, а тут они всем мешают; сегодня вышла новость о том, что Челябинский театр оперы и балета будет строить себе дополнительное специальное помещение для хранения декораций, ибо им стало тесно и негде всё хранить; а Драма вот нашла путь много легче – списать и выкинуть всё что мешает, то есть СТРЕЛЯТЬ);

- на спектакль плохо продаются билеты (да, это не комедия, это не всем известная классика и это не «Свингеры», то есть не тот спектакль, на который билеты продаются сами собой, "каким-то чудом"; это большой серьезный сложносочиненный и мультижанровый спектакль, попадая на который зритель приобщается к современному театральному искусству; но для этого надо приложить хоть какие-то усилия; вы попробуйте это сделать, а не просто СТРЕЛЯТЬ)

- его неудобно играть, так как это совместная работа с Челябинским театром современного танца, и при составлении репертуара приходится учитывать их расписание (хореограф-постановщик – Ольга Пона, в спектакле принимают участие танцовщики ее театра, которые сами уже давно являются полноценными хореографами; это на самом деле была совместная работа режиссера и хореографа, а спектакль представляет собой яркий образчик подобного сотворчества постановочной группы и артистов, которому бы радоваться и гордиться, а не СТРЕЛЯТЬ)

- в спектакле нет антракта… вот тут, признаюсь, я был удивлен; сначала просто не обращал внимания, но когда в числе причин мне каждый раз называли и эту, в том числе, что называется, и в высшей инстанции, то я вынужден включить и ее в сей странный список не «про театр», а про «удобство работы»; то есть в спектаклях большой сцены ОблДрамТеатра должен быть антракт, дабы зрители могли сходить в буфет, пообщаться, погулять по фойе и так далее, ибо именно за этим большинство зрителей и ходит в театр (вот тут… у меня просто нет слов, правда; и низкий поклон тогда Марине Витальевне, что она поставила спектакль без антракта; значит на него зрители ходили именно ради искусства, а не…; и еще я уверен в том, что отсутствие антракта ну никак не является причиной, по которой театр не может собрать тысячный зал на этот спектакль; зритель не смотрит на количество антрактов, когда покупает билеты в театр; по определению много сложнее продать билеты на спектакль с незнакомым для среднестатистического горожанина названием/автором/жанром, и работать надо в этом направлении, а не говорить об отсутствии антракта – о нем говорит буфет, но что важнее: буфет или искусство? надо ответить для себя на этот вопрос, а уж потом СТРЕЛЯТЬ)

Все, больше доводов нет. Понятно, что есть «ходоки», которым этот спектакль стоит поперек горла. Он на самом деле отличается от всего того, что идет и на этой сцене, и на всех других в городе и регионе. И эти люди делают все для того, чтобы такого рядом с ними не было – не было настоящей театральной свободы, которую олицетворяет собой «Прекрасное Далёко» Марины Глуховской и команды.

Я не хочу и не могу говорить о том, насколько хорош этот спектакль. Лучше ли он других работ, хуже ли. Я не знаю. Но то, что он другой, что он живой, он настоящий, он за театр, за искусство, за всех тех, кто его создавал, кто в нем участвует, а главное за всех тех, кто его смотрит – это факт!

Играли его за последний год всего лишь третий раз. Тому были и объективные причины, и, думаю, иные. Но спектакль в отличной форме. Когда пересматривал его год назад – спустя два года после премьеры, что он жил без режиссера, то спектакль ожидаемо вырос, ибо актеры только больше набирали, осваивали и развивали заложенное в нем. Это отличные роли, причем абсолютно у всех.

Вчера я просто не мог сдержаться и несколько раз пускал ту самую скупую мужскую. Это было каким-то невероятным театральным счастьем, чистым, искренним, настоящим. Именно за это я и люблю театр. Все они молодцы. Орлы! И всё это в последний раз, потому что – см. выше. Безумно жалко и больно. Ну, как так?! А ради чего тогда всё это? И какой месседж от такого поступка тем постановщикам, которые работают с театром? Если ваш спектакль будет нам неудобным, то мы его спишем, то есть будем СТРЕЛЯТЬ. Но не все бывает удобно. А главное – если ты не испытываешь наслаждения, когда сидишь в партере и смотришь этот спектакль, то… тогда мы говорим на разных языках. И единственное, что тут остается сказать:

НЕ СТРЕЛЯЙ!

НЕ СТРЕЛЯЙ!

НЕ СТРЕЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-ЯЙ!

НЕ СТРЕЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Й!

НЕ СТРЕЛЯЙ!
ниже и левее дубль

Очень замечательные "Циники"



Посмотрел в Студии-театре Манекен спектакль по роману Анатолия Мариенгофа «Циники», режиссер – Ольга Осипова, режиссер-постановщик – Владимир Филонов.

Спектаклю уже больше года, это далеко не премьера, но проверенная сравнительно небольшим временем работа – порой самый лучший возраст постановки (по статистике, лучшие показы – это третий, десятый и сегодняшний). Ранее все никак не удавалось сходить на него, но вот дождался и… случилось.

Все начало первого действия я уже в который раз бродил по мыслям о том, какую сложную работу выбирают для себя молодые режиссеры, занимаясь созданием спектаклей по классическому материалу, да еще и воплощенному в прозе. Кроме того, что надо с этим что-то делать в принципе, возникает потребность в инсценировке (или режиссерской, или она решается в процессе репетиций – все зависит от метода), в какой-то адаптации, в создании с нуля всей структуры произведения (интуитивном или осознанном)… В общем, как мне кажется, сложнее этого на театре не бывает ничего. И уж тем более невероятно сложно таким манером сделать что-то стоящее. А уж поставить спектакль хороший – так это подвиг. Я не говорю о замечательном. Таких, мне кажется, ну просто не бывает. По крайней мере…

Еще я думал и о том, что хоть это и не просто – искать во всей перенасыщенной названиями, авторами, предложениями, словами и уж конечно буквами современной драматургии пьесы, которые тебе близки, которые все про тебя, про то, что важно, что болит, о чем не можешь промолчать; но все-таки если ты пытаешься, стараешься и вдруг находишь, то все упрощается, все вообще становится намного легче; а уж какой потенциал растет при этом! Я так думаю.

Но, постепенно я думать перестал –Collapse )
В общем, и рекомендую, и сам хочу пересмотреть.
ниже и левее дубль

«Мммм… мистификация…» (для тех, кто понимает)


Курганский театр кукол «Гулливер»
«Жёны Синей Бороды» Валерий Шергин

спектакль променад-расследование
Режиссер-постановщик – Александр Вахов

Накануне и во время II фестиваля современного искусства «Параллели» мне довелось трижды прогуляться по театру кукол «Гулливер» вместе со спектаклем «Жёны Синей Бороды». И каждый раз я это делал с огромным интересом. Сначала – знакомился, как с театром, его зданием, закоулками и даже подвалом, так и с артистами, а еще и с пьесой, которую заранее не читал, а также просто с новой работой постановщика. А далее, на втором и третьем показах – начал и погружаться в эту историю, и следить за началом развития всей постановки.

Сама история –
Collapse )

Я поздравляю Театр кукол «Гулливер», город Курган, Сашу Вахова и Валеру Шергина с этой премьерой. А сам обязательно приеду пересмотреть его в конце сезона или через год. У жён Синей Бороды, самого алхимика и, как ни странно, горемычного фантазера Севы, всё только начинается. И это будет удивительный путь.
ниже и левее дубль

«Параллели II»: «Рыдания» проекта the ТЕАТР


Когда ты узнаешь о появлении подобных проектов, встречаешь новости об их активной деятельности, то искренне радуешься за эти немногочисленные примеры существования частного театра. Только за одну попытку их стоит уважать. И уж тем более достойны респекта те, кто в независимых условиях планомерно развивает свои театральные проекты. Это важно. Для органичного развития театрального процесса это точно нужно. И уж тем более, когда речь идет о театре, заточенном на эксперимент, на современную драматургию, который жадно ищет, смело действует и нагло смотрит на всех вокруг.

Collapse )И хорошо.
ниже и левее дубль

«Параллели II»: вечер современной хореографии


Челябинский театр современного танца показал сегодня три спектакля: в первом отделении были дуэты «Solo for Two» и «11:30», второе отделение – «Беляш».

Не знаю почему, но я так переволновался, когда шли эти спектакли.Collapse )

А то, что было искренне приятно видеть Ольгу Николаевну и ее артистов на этом культурном форуме – понятно по определению. Они так удачно вписались в драматургию фестиваля современного искусства "Параллели";)
ниже и левее дубль

«Параллели II»: «читка» пьесы «Я тя лю» Егора Черлака, идея Бориса Черева


Эту пьесу Геннадия Григорьева я читал ранее, так что… сегодня прочитал ее снова. Она написана в виде диалога двух абонентов посредством коротких текстовых сообщений, СМС. И показана была в виде проекции 360 слайдов, сменяющих друг друга под музыку а-ля радио «Шансон» и зачитывание ремарок автором данного показа. Пьеса небольшая, так что все это дело заняло не более 25 минут.

Зато обсуждение длилось намного дольше. И его высшей эмоциональной точкой стал откровенный и довольно горячий спор между некоторыми консервативными зрителями и отчаянным экспериментаторомCollapse )
ниже и левее дубль

«Параллели» II: моноспектакль «Как ты думаешь, Леонардо?»


Моноспектакль Аси Галимзяновой (актрисы Пермского театра кукол) по роману Саши Соколова «Школа для дураков».

На сайте Пермского театра кукол этого спектакля нет. Видимо, он не вошел в его репертуар. Сама актриса – Ася Галимзянова – на обсуждении сказала, что это был всего пятый показ: два в Перми (на «Монофесте» этой весной, к которому она его и готовила), два в Новосибирске (тоже на фестивале, насколько я понял) и вот сейчас в Кургане.

Еще что важно: Ася и режиссер, и сценограф, и, собственно, исполнитель. Она делала эскиз по этому роману когда училась, потом решила взяться за самостоятельную работу, причем с другими актерами, но… в итоге все свелось к моноспектаклю. И, верно, это хорошо.

Сам спектакль… это ценнейшее доказательство того, что создание моноспектаклей можно и нужно развивать. Да, их опасность всем ясна. Но, вместе с тем, в том случае, когда это удача – театр на своем пути вдруг обретает уверенную ступень. И весь вопрос – в степени доверия и качестве оценки. Я рад за Асю, за театр, за этот материал, который был реализован так хорошо. Здесь многое сошлось, а главное – здесь вполне способно многое начаться.
ниже и левее дубль

«Параллели» II: читка для детей «Откуда берутся сказки» Анна Богачева


Первое, что я посмотрел на II Международном фестивале современного искусства «Параллели» в Курганском театре кукол «Гулливер» (в который я искренне влюбляюсь все больше и больше) – это читка для детей или (как указано в афише) эскиз спектакля «Откуда берутся сказки» по сказкам Анны Богачевой.
Но это не эскиз. Это была именно читка. К слову, этих сказок у Анны я не читал (чему сам удивился, ибо стараюсь отслеживать; но вот упустил). Так что знакомился с текстами вместе с парой-тройкой десятков второклашек. Кстати, было приятно видеть, что в малом зале театра (а он совсем малый – просто небольшая аудитория; их большой зал всего на 80 мест, так что малый – это как малый реп.зал в любом ОблДрамТеатре) на читке в основном именно зритель – дети, класс или два из какой-то школы.
По этому поводу (еще заранее) у меня появилось одно соображение – касательно всего фестиваля – которое я хочу проверить лично и поделюсь им по окончании данного театрального форума.
Collapse )

По поводу текстов – это вполне может быть хороший кукольный спектакль. Актеры так и читали – словно озвучивая кукол, но все, разумеется, живым планом и с минимальным реквизитом. Признаюсь, для меня такое дело было очень необычным. И только за одно это – огромное спасибо театру кукол «Гулливер»!;)
ниже и левее дубль

Вчера в ­Новом Художественном Театре давали «Грозу»

И пока я лишь о самом факте этого показа.

  • ГРОЗА.jpg


Почти месяц назад на своей странице театр объявил, что актеров и служб театров Челябинска и Челябинской области приглашают на закрытый показ спектакля-премьеры «Гроза» 14 ноября.

И мне это так понравилось. Какая простая идея – сыграть свой новый спектакль специально для коллег, вечером в понедельник, когда большинство из них свободно. Звать не на сдачу, не на премьеру, а уже по факту, спокойно отыграв первые разы, с целью поделиться тем, что репетировали и, собственно, продолжают «репетировать с антрактом» по Александру Николаевичу.

Мне показалось это таким правильным, таким естественным – сыграть спектакль, не выполняя государственное задание, а именно ради театра, занимаясь театром, для его развития, объединения, а то ведь и для собственной же пользы. Вы представляете, что значит, играть только для актеров и сотрудников других театров?) Полный зал артистов всех возрастов, званий и мастей, от всех театровCollapse )

P.S. о самом спектакле надо говорить отдельно – чуть позже или пересмотрев, тут уж как пойдет; я все никак не могу собраться с мыслями об их другом спектакле – «Нос в белую ночь», который, к слову, посмотрел несколько раз и считаю лучшим, даже каким-то итогом большой работы в определенном направлении; но, одновременно, то был и первый шаг на следующий уровень; а продолжением этого нового пути является как раз «Гроза».
ниже и левее дубль

"Личная жизнь" Михаил Зощенко, Русский драматический театр Удмуртии


Главное, что хочется сказать после просмотра спектакля Дмитрия Егорова «Личная жизнь» по Михаилу Зощенко, который вчера показал Русский драматический театр Удмуртии в Челябинске – спасибо режиссеру за эту работу! Второй день он меня не отпускает, и чем больше я о нем думаю, тем больше он мне нравится. И вот почему.

Прежде всего, сама по себе это большая профессиональная работа, сделанная в лучших традициях того театра, который я люблю, который мне близок и понятен, и который я могу смотреть бесконечно долго (что мне открылось в свое время через «Мастерскую Григория Козлова»). В таких случаях ты радуешься и за себя (что попал на такой спектакль – это большая редкость и удача), и за театр (за конкретный, за весь в целом), но, прежде всего, за артистов, которые раскрываются максимально полно именно в таких работах – подозреваю, в соавторстве с постановщиком. Это не открытие и не откровение, не этапный шаг (сам жанр здесь этого не подразумевает), но именно реализация накопленного мастерства. И на гастролях познакомиться с тем или иным театром лучше всего можно как раз через подобные спектакли.

Однако, для меня здесь важно несколько иное.Collapse )

В итоге могу с уверенностью сказать, что это один из самых актуальных спектаклей, которые я видел за последние годы. И как хорошо, что Русский драматический театр Удмуртии приехал в Челябинск на гастроли, захватив с собой этот новый спектакль!