?

Log in

Previous Entry | Next Entry


Главное, что хочется сказать после просмотра спектакля Дмитрия Егорова «Личная жизнь» по Михаилу Зощенко, который вчера показал Русский драматический театр Удмуртии в Челябинске – спасибо режиссеру за эту работу! Второй день он меня не отпускает, и чем больше я о нем думаю, тем больше он мне нравится. И вот почему.

Прежде всего, сама по себе это большая профессиональная работа, сделанная в лучших традициях того театра, который я люблю, который мне близок и понятен, и который я могу смотреть бесконечно долго (что мне открылось в свое время через «Мастерскую Григория Козлова»). В таких случаях ты радуешься и за себя (что попал на такой спектакль – это большая редкость и удача), и за театр (за конкретный, за весь в целом), но, прежде всего, за артистов, которые раскрываются максимально полно именно в таких работах – подозреваю, в соавторстве с постановщиком. Это не открытие и не откровение, не этапный шаг (сам жанр здесь этого не подразумевает), но именно реализация накопленного мастерства. И на гастролях познакомиться с тем или иным театром лучше всего можно как раз через подобные спектакли.

Однако, для меня здесь важно несколько иное.А именно – про что все это. Ведь ничего не может быть лучше, когда ты понимаешь, что перед тобой не просто очередная постановка для галочки, сделанная ради гонорара, расширения своего присутствия в театральном пространстве или в силу своих должностных… Но когда спектакль – это есть мысль, волнующая режиссера. Когда это его боль, его любовь, те его ценности, ради (или за счет) которых он живет. В этом случае ты можешь быть согласным с автором спектакля, можешь спорить, но уважение к мысли, к самой работе – оно отодвигает все вопросы на вторые планы. Ты принимаешь это и получаешь удовольствие от того, что видишь, а после – думаешь об этом. Но как хорошо, когда ты солидарен с режиссером, когда те ценности, что засели в твоей голове, вдруг предстают перед тобой на сцене и воздействуют на публику вокруг (что оказалось для меня здесь очень важным). И «Личную жизнь» я смело отношу к таким спектаклям.

Жанр спектакля заявлен как «самое главное в двух действиях». Для меня самое главное – это свобода. В широком понимании этого слова. Но и в самом разумном. Я не понимаю, что может быть важнее. И для меня театр – это именно свобода (при всех прочих, всем том, что постепенно я начинаю понимать, работая в том или ином театре). И любые поползновения на это – цензура, доносы (кстати, очень смешно читать комментарии разных деятелей от театра, где они осуждают Райкина и говорят о том, что их ни при советской власти, ни сейчас никто не закрывал, ничего не запрещал и так дальше, а значит, эта история надумана и высосана из пальца; правда, очень смешно и только), нападения, аресты и война – это первое, на что логично реагировать театру, что есть важно здесь и сейчас, что хочется видеть в талантливом обозначении на сцене. И за последние три года я встречал это лишь трижды: в спектакле Марины Глуховской «Прекрасное Далёко» в челябинской же драме, у Саши Вахова в «Ромуле и Реме» и у Алексея Логачева в постановке «В этом городе жил и работал» в ЦСД. И вот теперь «Личная жизнь». Такое просто важно для тебя как для человека, или, если хотите, как для гражданина по имени и фамилии Никита Плеханов (на сайте театра все действующие лица именно так и обозначены: «гражданин»). Вообще-то я не патриот, хотя и пью (кто понимает;). И смысла в жизни я не вижу. Но это ведь ничего не упрощает. Наоборот, это побуждает не соглашаться, все проверять, искать, ждать, отвергать и быть уверенным в том, что все должно быть много лучше.

Но тем, что произвело вчера на меня самое большое впечатление, была реакция нескольких зрителей, которые, видимо, случайно сконцентрировались в тысячном зале именно вокруг тех мест, с которых я смотрел спектакль. Уже давно я убеждаю себя в том, что любой зритель, как бы он ни выражал свои эмоции и как бы он себя ни вел – это нормально. Что не надо его ограничивать, что-то ему говорить, стараться убедить и так дальше (за эти годы был только раз, когда на важном для меня ночном спектакле в ЦСД я, будучи в тот вечер администратором, понял, что у одной веселой парочки с собой коньяк, и они устроились на последнем ряду зала на Тургенева, 20 с целью смотреть, выпивать, фонить и ржать; в темноте я подсел к ним и кое-что шепнул – в итоге они сидели спокойно))) Но я так и не решил для себя, как на самом деле надо реагировать. И вчера на меня как никогда сильно воздействовало окружение.

Во-первых, это был мужик, который сидел на пару рядов выше и очень сочно комментировал и откровенно ржал над тем, что происходило на сцене, с завидным постоянством снабжая свой хохот замечанием «Во, ссска!» или: «А-ха-хаха, сска!» или же: «Оу-хо-хо, ссска! Даёт!» А на шипение спутницы отвечал: «Да подожди ты. Смотри! Ууу-ху-ху, сска!»

Во-вторых, какая-то странная плотность собравшихся вокруг зрителей, постоянно искренне смеющихся над всем. Вот просто надо всем. Я сам люблю иронизировать по любому поводу. Смех – это жизнь. Вернее, юмор. Но не просто смех. Смех без причины… А уж когда его причина… В общем, признаюсь, я пришел в полный ужас, именно страх, когда во время хора «Радостно на душе» (именно того, что на видео), две женщины рядом впали в какой-то неконтролируемый истеричный смех. Чем больше нарастал градус на сцене, тем громче и яростнее смеялись они, и это настолько пропорционально возрастало, что все происходящее достигло максимальной степени абсурда. Да и вокруг было довольно много людей, которые также искренне смеялись. Им было весело и весело. И весело и весело. И только весело и весело. Самым нормальным для меня в тот момент было бы вскочить и начать кричать. Просто кричать! Порой мне этого так хочется в театре, но, всегда тому причиной было происходящее на сцене. А тут вдруг все совсем наоборот. И после я думал лишь об этом. Только спустя ночь я отстранился, почитал комментарии других, понял, что в целом реакция зала воспринималась иначе – так, как, собственно, и должно. И что просто мне так «повезло». Но все равно это «радостно на душе» и дикий хохот рядом все никак не выходят у меня из головы.

В итоге могу с уверенностью сказать, что это один из самых актуальных спектаклей, которые я видел за последние годы. И как хорошо, что Русский драматический театр Удмуртии приехал в Челябинск на гастроли, захватив с собой этот новый спектакль!

Profile

ниже и левее дубль
korolevich
Никита

Latest Month

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Katy Towell