?

Log in

Previous Entry | Next Entry



Во время больших гастролей театра Zooпарк (г. Нижний Новгород) в городе Челябинске мне удалось встретиться и немного поговорить с его актерами. Представляю вашему вниманию наш с ними разговор о фото с него. Так что если вам интересно, кто и как организовал эти гастроли, откуда вообще есть пошел театр «Zooпарк», сколько раз подряд можно сыграть спектакль «Клаксон и Ластик», какие спектакли этого театра скоро уйдут в архив и что актеры репетируют уже сейчас, то милости просим – под кат!

Зал Учебного театра ЧГАКИ, г. Челябинск, после спектакля «До завтра!».

Актеры театра «Zooпарк»: Олег Шапков и Лев Харламов.


Королевич: Спасибо за сегодняшний спектакль! Насколько я понимаю, он самый крайний на сегодня?

Лев: Самый свежий, да.

Королевич: Как пришла идея поставить этот спектакль – «До завтра!»? Он довольно сильно отличается от других ваших постановок.

Лев: Ну, мне кажется и «ФАК’S» сильно отличается от других наших спектаклей (смеется – Прим. Кор.). А здесь режиссер Александр Сучков предложил пьесу. Мы прочитали и… Мне кажется, что у нас было такое настроение – связанное с забастовкой/голодовкой в ТЮЗе и со всеми этим историями цензурирования: когда Шариков в спектакле ТЮЗа и Золотаря «Собачье сердце» бегал голый, и Министерство культуры настояло на том, чтобы на Шарикова надели трусы после операции. Сейчас «пришли к компромиссу, своего рода сделке» (цитата из «Что случилось в зоопарке») – он бегает в бинтах.
Так что, наверное, вот это какое-то наше настроение, наше активное участие в борьбе ТЮЗа за правду против цензуры и насильствия власти – может, вот это и подтолкнуло к постановке. Но нам, правда, очень понравилась эта пьеса.

Олег: Да не, материал подвернулся просто как-то вовремя.

Хором: Просто совпало.

Олег: Ведь мы ее взяли еще до этой истории, начали читать и что-то думать еще до голодовки.

Королевич: Все, теперь давайте говорить об этих гастролях в целом. Как я считаю – это вообще идеальный вариант гастролей театра – вот то, как вы проводите их сейчас в Челябинске. Всегда и все зависит от финансирования. Но если этот вопрос решен, то можно и нужно сделать следующее: минимальную стоимость билетов, привезти все спектакли, весь репертуар, показать их в хронологическом порядке, причем на разных площадках – это тоже важно, но этого практически никто не делает. Ведь просто неслыханно, чтобы кто-то гастролировал со спектаклями и крутил их на разных площадках. А ведь только так и надо делать. Попробуйте, в Челябинске заставить зрителей каждый вечер целую неделю ходить в один и тот же театр – это все, середина гастролей у всех провалена, и лишь открытие и закрытие наполняется зрителем. В связи с этим вопрос – как такая организация пришла, кто этим занимался?

Лев: Это сделано при поддержке мэрии, челябинского городского руководства и городской думы. Они предложили нам приехать, Управление культуры города поддержало эту идею мэра, и в результате состоялись эти оплаченные нам гастроли.
Дело в том, что мы так привыкли ездить в Челябинск на «Камерату»: мы были здесь и в 2004, и в 2006, и в 2008 годах. И в 2010 году вот с этим сегодняшним спектаклем «До завтра!» мы тоже должны были приехать. У нас чуть ли ни билеты на поезд были куплены. Были пройдены все необходимые предварительные процедуры для участия в фестивале, нам это участие подтвердили, мы готовы были ехать, как вдруг фестиваль «Камерата» был отменен.
И с одной стороны у жителей Челябинска есть определенные сожаления о том, что фестиваля «Камерата» нет, и у нас есть сожаления, что наша прекрасная привычка ездить каждые два года в Челябинск с новым спектаклем была нарушена. Это было неприятно.
Вот из этого и выросло и наше желание поехать сюда, и поддержка Администрации города и Управления по культуре. Без этой поддержки, боюсь, мы не смогли бы приехать. Потому что коммерческие гастроли – штука не окупаемая. Это практически невозможно. Тут надо ехать совсем без декораций. А также очень дорог и сам проезд, и проживание.

Олег: Мы несколько раз все это считали, и для того, чтобы приехать с полным репертуаром, нам нужно играть в 250-местном зале, а лучше в 300-местном.

Королевич: И при аншлаге.

Лев: Да, и при дорогих билетах.

Олег: Вот тогда и владелец площадки что-то заработает, и нам нормально будет существовать. Мы в свое время несколько раз съездили на гастроли себе в убыток, и как-то это неправильно оказалось, крайне.

Лев: Мы на самом деле ездили и в убыток, и в ноль, и с минимальной прибылью – например, вот в Орел. Но мы всегда возили по чуть-чуть и смотрели перед этим: а вот это не повезем, потому что декорации большие, а вот это не повезем, потому что народу много. И когда вычеркиваешь людей: «Не будем играть ФАК’S, там два лишних человека!», то вот это конечно неприятно, неправильно и т.д.
Но иначе невозможно, потому что ведь и зрителя жалко – зарядить челябинскому зрителю билеты по 800 рублей и требовать от них: «Придите на все шесть спектаклей по 800 рублей!» - это невозможно. Это и неправильно, да и они не пойдут. Этого не случится. А тут, при такой ситуации все получилось.

Королевич: Подобные развернутые гастроли у вас в первый раз?

Лев: Мы ездили в прошлом сезоне в город Саров – закрытый город в Нижегородской области. Таких городов много на Урале, а у нас тоже такой вот есть. Мы ездили туда с развернутыми гастролями, но они были растянуты на весь сезон. Мы приезжали раз в месяц. Там был абонемент – и мы ездили точно также: утром играли «Клаксон и Ластик», а вечером какой-то взрослый – каждую третью субботу месяца. И люди покупали этот абонемент заранее и ходили на спектакли. Они в итоге посмотрели все, но в течение шести месяцев.
А так, чтобы все сразу за неделю сыграть – такого еще не было.

Королевич: И, наверное, в таком порядке и так часто играть свои спектакли – это случается у вас редко?

Олег: Мы все вместе никогда не играли. Даже у себя.

Королевич: То есть и в Нижнем Новгороде ни у кого не было такой возможности, чтобы за неделю познакомиться с театром «Zooпарк» так, какой он есть сейчас в целом?

Лев: Да.

Олег: Более того, мы детский спектакль у себя не играем вообще.

Лев: Ну, так, раз или два в сезон.

Олег: В последний раз мы сыграли его в магазине IKEA среди диванов. Ну, вот так вот.

Королевич: А почему?

Лев: Потому что IKEA позвали.

Королевич: Да не-е-ет, я о том, почему не играете?

Олег: А-а-а, да потому что надобности нет в детском спектакле.

Королевич: То есть зритель не придет?

Олег: Мы несколько раз пробовали… У нас нету административного ресурса продавать билеты.

Лев: Заставлять школы покупать билеты.

Олег: Да. А с кассы они не продаются. У нас есть возможность раз в месяц снимать «Дом актера», есть договоренность – за проценты от прибыли. Мы несколько раз пробовали: мы не набираем. Там 236 мест, и заполняется 1/5 часть зала. Все это грустно.

Лев: И опять же не можем поднять цены, потому что дети.

Королевич: А здесь это оказалось востребовано и нормально. Ну, и я сам понял, что для детей это супер-спектакль. Странно, что у вас так…

Лев: Ну, вот мы в прошлом году сыграли его 37 раз в Москве, в концертном зале в Останкино (смеются – Прим. Кор). Подряд!

Олег: Не вспоминай! У меня организм болеет от одного упоминания об этом!

Лев: 37 раз подряд! По три, а иногда и по четыре раза в день! Мы с трудом выжили, но, в общем, это было интересно (смеются – Прим. Кор.).

Королевич: И там наполняемость зала нормальная была?

Лев: Нормальная, да.

Королевич: И, наверное, сработал эффект, когда те, кто увидел, рассказали другим…

Лев: Да, да, да, это всегда срабатывает. И там нас приглашал продюсерский центр – они занимались серьезной предварительной рекламой, продажей и т.д. Там было все серьезно.

Королевич: Понятно. Иначе говоря, при наличии зрителя, как уже опробовано – это хорошо идет и это востребовано.

Олег: Да, да, да. Мы, таким образом, съездили в Мытищи – когда у нас были первые такие гастроли – удачные. Что мы туда возили? Три или четыре…

Лев: Мы тоже возили туда все, но просто на тот момент у нас было меньше спектаклей в репертуаре, не было ни «ФАК’Sа», ни «До завтра!». Там мы играли «Что случилось в зоопарке», «Маленький татарин» и «М-П», все. Ну, и «Клаксона…».

Олег: И вот там совершенно точно сработал этот эффект. На первый спектакль – мы играли «Что случилось в зоопарке» - было ползала (там 400-местный зал), на второй было 2/3 зала, чуть больше.

Лев: Почти полный.

Олег: А на «Москва-Петушки» все было забито.

Лев: Все проходы, все было заполнено. Люди стояли, сидели, где только можно, стояли в дверях. Артисты местные мытищинские рассказывали: «Я захожу в зал, открываю дверь, а туда войти нельзя! Я обиделся, закрыл и ушел!» Такие вот. Там четко это сработало. И еще – Мытищи город небольшой, так что там эта слуховая волна проходит очень быстро, «сарафанное радио». Но там был самый яркий эффект.



Королевич: Я хочу предложить обратиться к истории. Сейчас челябинская пресса много пишет о вас, о вашем театре, и я окончательно запутался в том, когда и как вы сюда в первый раз приехали. Это был «Что случилось в зоопарке»?

Лев: Да-а-а.

Королевич: Это вообще был ваш первый спектакль?

Лев: Это был первый спектакль.

Олег: Мы тогда никаким театром не хотели быть.

Королевич: И это 2004 г.

Олег: Спектакль этот мы сделали в 2003 г.

Королевич: И приехали на «Камерату» не будучи театром «Zooпарк»?

Лев: Да.

Королевич: А будучи кем?

Лев: Просто мы сделали спектакль…

Олег: У нас была мечта еще с совместной учебы с Левой – мы хотели сделать самостоятельную работу, но это не удалось, потому что я перешел на драму. Время шло, а желание нас не покидало. И через 10 или 11 лет мы к этой теме вернулись, заняли денег, пригласили режиссера и сделали спектакль.

Лев: И приняли участие в одном фестивале в Нижнем, во втором фестивале в Нижнем, и там, в Нижнем, нас увидела Татьяна Тихоновец и очень порекомендовала нас позвать на «Камерату», куда нас и позвали. Мы приехали на «Камерату» просто со спектаклем, заработали Гран-при, и когда нам его собирались вручать, то спросили: «Кому?». И мы: «А, черт, кому?!» (смеются – Прим. Кор.). И тогда мы придумали: «А напишите театр… Зоопарк, например». Мы долго не думали: спектакль «Что случилось в зоопарке», значит «театр Зоопарк». Жанр у спектакля был «сеанс одновременной игры», вот и напишите: «театр одновременной игры» (смеются – Прим. Кор.).

Королевич: Да, и такое ощущение, что программки к этому спектаклю остались с тех времен, потому что там нигде не написано, что это за театр.

Лев: Да, да, там нет театра. На тот спектакль деньги мы занимали у «Русского радио» в Нижнем. Они нам оказывали информационную поддержку. У них было дочернее предприятие «Концертное агентство «Волга Арт». Поэтому на программке стоят логотипы «Волга Арт» и «Русского радио». Юридически это было сделано из-под «Волга Арт», но, так как никакому концертному агентству никто не хочет вручать Гран-при, то нам пришлось назваться театром.
А перед этим режиссер Михаил Дмитриевич Мокеев из Москвы, который был первым человеком, вручавшим за «Что случилось в зоопарке» награду – это был скромненький российский фестиваль в Нижнем, который назывался «Школа современного театра» - и вот Михаил Дмитриевич был председателем жюри и Олег тогда получил за роль Джерри приз «Лучшая мужская роль». Тогда мы не обсуждали подробно спектакль, и Михаил Дмитриевич Мокеев нам сказал: «Через одну точку нельзя провести прямую, поэтому я хочу увидеть второй спектакль, и тогда мы будем разговаривать с вами всерьез».

Олег: С тех пор мы его никогда не видели (смеются – Прим. Кор.).

Лев: Да, мы больше не видели Михаила Дмитриевича Мокеева (опять смеются – Прим. Кор.)!

Олег: Так, чтобы поговорить, наконец, всерьез (все время смеются – Прим. Кор.).

Лев: Эта мысль нам тоже запала. Правда, мы не бросились делать спектакль. А вот когда получили Гран-при на «Камерате», то… в общем, тогда тоже не бросились ничего делать. Только стали называться театром.
А потом пришел человек, наш знакомый, бизнесмен из города Павлова, после того как он посмотрел «Что случилось в зоопарке» зашел к нам в гримерку и спросил: «Сколько стоит этот спектакль?». Мы говорим: «Вот столько. Хочешь отдать долг?». Он говорит: «Нет, не хочу. А если я дам денег в два раза больше, вы сделаете в два раза лучше?» И мы с Олегом честно ответили: «Да!» (смеются – Прим. Кор.). Какой вопрос, такой и ответ (все чуть ли ни по полу катаются от смеха – Прим. Кор.)! И мы сделали «Татарина маленького». И рассказали ему: «В спектакле «Что случилось в зоопарке» один акт и два актера, а в «Татарине маленьком» - два акта и четыре актера. Смотри – как просил. Все в два раза больше!» (смеются – Прим. Кор.). И вот «Татарин маленький» был поставлен на спонсорские деньги бизнесменов из города Павлова.
Олег: Павлово-на-Оке, я оттуда родом.

Королевич: То есть Гран-при за первый спектакль получили в Челябинске, откуда Лев, а второй спектакль – благодаря спонсорам из Павлова, откуда Олег! Понятно. И дальше постепенно собирался тот репертуар, который мы видим. Но это не все спектакли, которые вы ставили?

Лев: Это все спектакли. У нас 6 спектаклей.

Олег: За 8 лет.

Королевич: Нет ни одного спектакля, который поставили и не играли бы после?

Лев: Нет.

Олег: Жа-а-алко.

Лев (Олегу): Чё жалко?

Олег: Поставить и не играть. Вообще-е-е.

Лев: Ааа, ну еще бы! (смеются – Прим. Кор.).
Мы собираемся в конце этого сезона попрощаться с «Клаксоном и Ластиком». Вот. С большим сожалением. Мы будем плакать, но вот так.

Королевич: Значит, будет какой-то другой детский спектакль?

Лев: Вполне возможно. Но дело в том, что «Клаксон и Ластик» мы сделали на таком энтузиазме – у нас родились дети очередные, одного возраста, и они росли, и как-то вот это была такая энергия, чего-то рассказать детям, правильного. И на этом постепенно возник «Клаксон и Ластик». И для того, чтобы возник новый детский спектакль, что-то тоже должно случиться важное и правильное. Потому что…

Олег (Льву): Давай, рожайте девочку, и что-нибудь сделаем.

Лев: И вы рожайте девочку, и мы чего-нибудь сделаем.

Олег: Не-е-е, у нас есть мальчик и девочка.

Лев: А у нас…

Хором: Мальчик и мальчик (смеются – Прим. Кор.).

Олег: Не порядок!

Королевич: Если вернуться к этим гастролям, то саму схему: что играть, какие цены, какой порядок, как рекламировать, продавать билеты и т.д. А, и еще вот, из больших плюсов – то, что практически на все спектакли можно было купить билеты через «kassy.ru», причем на любые места. Я по своему опыту знаю, будучи «активным» зрителем, что с этим постоянно возникают большие проблемы, особенно если это другой город. Чтобы заранее купить билеты, да еще и на разных площадках, как обычно и проходят все фестивали, это просто ад: часть театров бронируют до выкупа в день начала фестиваля, но большая часть – нет, а те, кто забронировал, обязательно что-нибудь забудут, потеряют и т.д. И если нет приказа сверху – от организаторов фестиваля, что вот его или везде пустить, или бейдж дать, или все забронировать, то самому абсолютно точно не получится это сделать удаленно, и придется один или два раза ехать заранее – только ради покупки билетов. В итоге этим никто не занимается (кроме меня – Прим. Кор). А здесь все было легко и удобно: или заранее купил через интернет на любое место, а куда не купил – сто процентов можно спокойно купить перед началом. Кто занимался вот этим? Чья это светлая менеджерская театральная голова?

Лев: Это Управление культуры города Челябинска, которое получило от мэрии Приказ. Или Заказ (не знаю, как это у них называется): «Сделайте вот так!».

Королевич: Да-а-а-а-а-а?!

Лев: Да. Мы построили график гастролей, который зависел от разных причин, в том числе чтобы сэкономить бюджетные деньги – например, Юля Косарева вначале отыграла с нами два спектакля и улетела. «ФАК’S» поставили последним, хоть он хронологически и не последний, потому что девчонки прилетают – одна из Москвы, другая из Нижнего. Надеемся, что они приземляются в этот момент. Ну, и какие-то спектакли мы играем часто, их играть легче, и перед ними днем мы можем сыграть детский спектакль. В результате мы расставили график гастролей, потом с нами советовались по площадкам – где лучше. Мы, конечно, с большим удовольствием в НХТ сыграли «Что случилось в зоопарке» - как-то там очень интересно.

Олег: Там понравилось нам.

Лев: Такое прямо интересное место. А всем остальным занималась принимающая сторона.

Олег (глядя на пустую сцену учебного театра уже с убранным задником – где в конце простая стена из красного кирпича): Как бы вот тут сыграть «Москва-Петушки», а? Сцену расчистить. Прекрасно можно сыграть. И стена такая, крррасная.

Королевич: Ага. Мне много больше понравилось, как «Москва-Петушки» расположился в Тюмени – в малом зале.

Олег: Мы читали.

Королевич: А здесь…

Лев: В камерном театре узкая сцена и этот узкий пеналообразный зал, он, конечно, сужает…

Олег: Давит.

Лев: Это неправильно для «Москва-Петушки», он должен быть вот на такой сцене (показывает на сцену учебного театра – Прим. Кор.).

Королевич: Там для «Клаксона…» чуть ли не идеальный зал.

Олег: Да, все верно.

Королевич: Так, ну, пора заканчивать. Давайте последний вопрос. Я тут прочитал, что у вас или уже начались репетиции, или только собираетесь приступить к «Человеку-подушке» МакДонаха.

Лев: Да, мы взяли «Человека-подушку».

Королевич: Причем с режиссером хорошо знакомым.

Лев: Мы ставили и «Что случилось в зоопарке» и «М-П» с Ириной Зубжицкой.
На самом деле мы давно отложили для себя и поставили на полку «Человека-подушку». У нас есть еще несколько пьес, которые мы впоследствии собираемся воплотить на сцене.

Олег: И произведений.

Лев: Да, не только пьес, но и романов.

Королевич: Это закрытая информация?

Лев: Да, это пока закрытая информация. Мы и про «Человека-подушку» только в Челябинске стали говорить, в Нижнем этого никто не знает.
А тут просто так подошло время – мы в начале сезона стали перебирать эти пьесы, и в силу разных обстоятельств решили, что, наверное, рискнем сделать «Человека-подушку». Мы прошли часть репетиционного периода – три недели репетировали с Ирой. То есть закончили репетировать и улетели сюда. Ира поработала с художником, с художником по костюмам, какие-то приняты решения. Что-то уже заказали для изготовления. И в середине января мы вернемся к репетициям и очень надеемся, что в конце февраля будет премьера. Но это связано с графиком Ирины – она сейчас работает в ТЮЗе в Вологде очередным режиссером, а до этого пять лет проработала главным режиссером ивановской «Драмы».

Королевич: А какое распределение ролей?

(интригующе смеются – Прим. Кор.)

Лев: Распределение сложное. Хм-хммм! Кто-то у меня недавно спросил: «Ну, Олег играет, конечно, Катуряна?» Я говорю: «Нет». Он: «Как нет? А кто играет Катуряна?» Я говорю: «Я». Он: «Вот это неожидано-о-о-о!» В общем, я играю Катуряна, что нам кажется вполне естественно. То есть прямо, мне кажется, очень понятно.

Олег (Льву, показывая на меня): Ну, вот народ напрягся как-то прямо.
Лев: Смотри, да, точно!

Королевич: Да не-е-ет, не напрягся. Просто сейчас пытаюсь представить себе, как это… Ладно, я потом все это попредставляю (в общем, смеются все – Прим. Кор.).

Лев Олег репетирует Михала, и Олег репетирует детектива Тупольски.

Олег: И Ариэля я репетирую.

Лев: Нннафиг, Ариэля ты не будешь играть (смеются опять; это какое-то несерьезное интервью получилось, совсем – Прим. Кор.). А маму? (Олегу) Злую маму ты не хочешь поиграть?

Олег: Да, я и мама злая.

Лев: А девочку зеленую?

Олег: Бородатую (надо ли говорить, что тут все делают? – Прим. Кор.)!

Лев: В общем, у нас будет два состава, где Олег будет играть две роли. Олег выразил такое желание.

Королевич: И это будет чья-то третья мужская большая роль в театре «Zooпарк»?

Лев: В смысле?

Королевич: Ну, кто-то ведь еще будет играть?

Олег: Да, будут играть два артиста из драмы.

Королевич: Раньше они не были задействованы у вас?

Олег: Не-е-ет.

Лев: А у нас кроме Аристарха Ливановича в «Татарине…» больше ни одного чужого мужчины никогда и не было в театре.

Королевич: Вот я и говорю. Это уже будет не совсем тот «театр одновременной игры».

Лев: Да. Это вообще для нас невиданный риск: спектакль в семь персонажей – это с ума сойти! Мы когда увидели в руках у художника по костюмам пачку бумаг и спросили у нее: «Что это?», а она ответила: «Да это эскизы костюмов»…

Олег: Нам сразу стало плохо.

Лев: Мы сразу к режиссеру: «Ира, а нельзя, чтобы все как-то…»

Олег: «…В своем, как обычно….»

Лев: «…Как ты любишь: в майках, в штанах. Давай по простому как-то?». На что Ира сказала: «Нет! Фиг! Все будет сильно костюмировано. Все будет вот таким образом, и декорации тоже». Мы с новым художником работаем – очень известная, такая легендарная личность в Нижнем Новгороде – художник Александр Лавров. Он никогда не работал с театром; причем, давно, вот у меня были такие мысли: почему Саша Лавров не работает с театром? Как так происходит? А он один из самых известных нижегородских художников. Сейчас ему наконец-то стукнуло 50 лет, и он стал бесконечно выставляться в Москве – он дорос до возраста бесконечных выставок в Москве, откуда практически не выезжает. И мы с удовольствием с ним работаем, он там уже какие-то интересные предложения вносит, совершенно неожиданные по материалу, по фактуре. Вот.



Королевич: А видели другие спектакли по этой пьесе?

Олег: Да, что-то фрагментами видели, и фотографий много пересмотрели, и приятно, что мы совершенно не совпадаем в видении, даже визуально как-то. Мне было интересно, как его ставили за рубежом. Потому что с нашими все понятно, примерно. А вот как там? Есть великое подозрение, что МакДонах на своем языке звучит совершенно иначе. Все эти табуированные темы, которые там поднимаются, они как-то там все легче проходят для зрителя. Они умеют это играть, и зритель умеет смотреть на это отстраненно. Может быть, менталитет таков.
Нас сильно тошнило. Недели две, примерно, копаясь в материале, нас прямо выворачивало. Голова болела сильно.

Лев: Тяжело было.

Олег: Очень тяжело. А потом нашли какой-то камертон и все пропало. Жанр, что ли, определили.

Лев: Подход к репетиции, я не говорю к спектаклю, но подход к репетиции все равно с позиции русского психологического театра, и поэтому ты туда погружаешься.

Олег: В самом начале.

Лев: И чем глубже ты нырнул, тем лучше для этого – в этом и заключается начальный этап репетиций. Когда еще не поиск формы, а поиск содержания. И когда ты в эти истории про убитых детей ныряешь очень глубоко, то возникает вопрос: «ЗАЧЕМ МЫ СТАВИМ ЭТОТ СПЕКТАКЛЬ?» Ну, прямо плохо. А потом, как Олег говорит, что через поиск формы…

Олег: Через подачу материала – ведь все равно как-то отзеркаливаешь, представляешь, как это будет смотреться со стороны, и как будет воздействовать. И, конечно, текст убийственный, что там говорить. Ну, будем воспитывать зрителя. Прорываться. А то, что ж все такое плюшевое (злобно посмеиваются – Прим. Кор.)?

Королевич: Получается, на следующей «Камерате», если она состоится, будет «Человек-подушка»?

Лев: Ну, если состоится «Камерата», то будет все-таки «До завтра!» Я думаю, что все-таки этот спектакль. Потому что, во-первых, «Человек-подушка» Олега Гетце уже принимал участие в «Камерате» в 2008 г.

Олег: А тогда было МакДонаха как грязи!

Лев: Это вообще была «Камерата» имени МакДонаха. Думаю, что нет смысла, и что руководители фестиваля правильно сделают, если не позовут это название второй раз, а позовут спектакль «До завтра!». К тому же, и Татьяна Тихоновец очень рекомендовала вообще повозить этот спектакль по фестивалям, причем, сказала, что не для того, чтобы чего-нибудь выигрывать, а для того, чтобы артисты смотрели. Потому что артистам это интересно смотреть. Это прямо они там много чего понимают.

Королевич: Спасибо большое!

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ну, вот и все, конец интервью.

Сразу скажу, что для меня это было не просто интервью, а еще и знакомство с актерами. До этого я только смотрел «М-П», но лично с этим театром знаком не был. Только со Львом мы как-то сидели рядом в зрительном зале, когда в Тюмени смотрели какой-то ужасный пафосный спектакль русского театра из Башкирии или Татарстана. Вот и все. Дальше три с лишним года вот так вот исключительно через ЖЖ я отслеживал жизнь этого театра и обливался Королевскими Театральными Слюнками по поводу того, что очень хотелось посмотреть все их спектакли, быть может, лично познакомиться, пообщаться, понять, какие они. Ведь в авторском театре это очень важно. А тут – актерско-авторский театр, вообще нечто неслыханное и невиданное для нас. Обычно пуп земли, а особенно земли успешной, хорошей, любимой зрителями – режиссер. А тут – два актера. Что за феномен?

Но вот даже в моей той еще финансовой безработной ситуации мне удалось посмотреть абсолютно все спектакли этого театра. Теперь, на второй день по прошествии больших гастролей «Zooпарка», мне уже как-то непривычно не наблюдать на сцене Олега Шапкова и Льва Харламова. Привык за неделю!

И это интервью мне было важно, интересно, но получилось случайным. Мы разговаривали ровно полчаса, и все это время я думал над вопросами, пытался что-то не забыть, обязательно спросить и то, и это, и учитывать ошибки своих предыдущих интервью, и еще кучу всего держал в голове, так что разговор получился сумбурным.

Но, в силу того, что я решил никуда его не отправлять (и без того в Челябинске ребята очень активно повстречались с прессой), а сделать таким вот ЖЖ-шным эксклюзивом, пусть это будет скорее в виде стенограммы, нежели обычным интервью.

А уж насколько это интересно – судить вам, читатели-зрители.
Фото: Самая Прекрасная Девушка в Мире
Королевич, 7 ноября 2011 г.

______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Читать: Околотеатральные и околокультурные заметки Королевича в Информационном агентстве «В нашем дворе»
Смотреть: «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Скачать: «Крещендо без Бэлзы» Королевич Никита

Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
(Анонимно)
13 ноя, 2011 17:29 (UTC)
Прочитала на одном дыхании... как будто побывала рядом с вами... Интервью живое и не прилизанное получилось. Молодец, Никита!
Причем, еще и про Камерату узнала. Так будет фестиваль в этом году или нет? Наш театр никогда не был на нем, а хотелось бы... Тем более, что наш главный режиссер Юля Батурина поставила в этом сезоне очень необычный (а значит, и фестивальный) спектакль по Шекспиру "Ричард III" с Петром Незлученко в гланой роли. Екат. критики приезжали отсматривать для "Браво" - очень хвалили спектакль...
Завлит серовского театра драмы им. А.П. Чехова Раида Стрункина
korolevich
15 ноя, 2011 13:48 (UTC)
Большое спасибо! Очень приятно, Честное Королевское!

Будет ли "Камерата" в этом сезоне - вопрос, насколько я понял, пока не решенный. Об это есть немного в заметке «Челябинского рабочего».

А вашего "Ричарда III" теперь посмотреть хочется, очень!
Вообще требо съездить в Серов и побывать в вашем театре. Видел у вас совсем немного (вроде пару спектаклей, и все в Ирбите, хотя может и еще что-то), но все это понравилось, и даже очень. Хочется разбираться дальше - проводить линии межде большим количеством точек (спектаклей), как можно большим.

А ежели приедете в Челябинск - это будет прекрасно!

Кстати, не могу найти сайт вашего театра. Не подскажете его адрес?
shapkov
14 ноя, 2011 05:00 (UTC)
Здравствуйте, Никита. Мне понравилось. Спасибо. Удачной челябинской жизни.
korolevich
15 ноя, 2011 13:34 (UTC)
Добрейший день!

Рад, что интервью удалось. И за это спасибо вам!

Надеюсь, что все будет и в самом деле удачно.
bogdanovskaya
15 ноя, 2011 07:40 (UTC)
Хорошо и интересно. И живо.
Спасибо.
korolevich
15 ноя, 2011 13:35 (UTC)
Спасибо что читаете!

Как же вы так не съездили хотя бы на один спектакль? Вроде бы недалеко находитесь от сих уральских мест.
bogdanovskaya
15 ноя, 2011 13:40 (UTC)
Работа не пускает.
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

ниже и левее дубль
korolevich
Никита

Latest Month

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Katy Towell